Страница 1 из 1

Упрощёнка

СообщениеДобавлено: Пн фев 08, 2010 10:47 am
Terrin
Денис Драгунский

Было такое смешное мнение, что музыка бывает «классическая» и «современная»
Когда я учился в девятом классе, я был влюблён в одну девушку. А она любила музыку. Поэтому я ходил с ней то в консерваторию, то в зал Чайковского. Сейчас она блестящий музыкальный критик, но я не о том.

Я о том, что был на концертах с ней раз сто, наверное. Весь девятый и десятый класс.

Это было в конце 1960-х. Благодаря этой девушке и тогдашней репертуарной политике Московской государственной филармонии я за два года переслушал очень много интересной, сложной, глубокой и, самое главное, современной музыки. На те времена современной, разумеется. Кстати, тогда было такое смешное мнение, что музыка бывает «классическая» и «современная». Грубо говоря, Бах — Бетховен, битлы — Пахмутова. Была ещё одна категория: музыка «серьёзная». То есть не Бетховен, но и не битлы. Ну, Хренников, например. И я тоже так думал до того, как стал ходить и слушать Мессиана и Мийо, Онеггера и Шнитке (композиторы очень разные, но, главное, современные).

Это было очень важно для меня. Благодаря своим родителям я неплохо разбирался — ну, скажем так, стремился получше разбираться — в литературе и живописи, но музыка для меня была так, фон, нечто громкое, ритмичное и по преимуществу весёлое. Ну или бодрое. В крайнем случае патетическое. Но тут я понял, что музыка в каком-то смысле не слабее литературы, что она требует силы, сосредоточения, понимания. Слушательской самоотдачи.

При этом я, конечно, с большим удовольствием слушал старинных композиторов. И сложных, и тех, что попроще. Повеселее. И я верил, что они тоже хорошие. Правда, меня уже тогда удивляло преизобилие их творчества. Кончерто гроссо номер шестьдесят пять. Сто пятнадцатая симфония. Особенно меня смутило то, что Вивальди, оказывается, на пари мог сочинить новый концерт быстрее, чем нотный переписчик мог его переписать. Ну ладно, время тогда такое было. Вернее, время всегда такое было: время — деньги.

Но потом с репертуаром что-то стряслось. Музыка интересная и новая стала вытесняться музыкой популярной и проверенной, чаще всего старинной, причём эпохи барокко. Помню, как я пришёл послушать некий вроде бы хороший камерный ансамбль. Зал тоже камерный. Публика рассаживается с серьёзными и возвышенными лицами. А как же, классическую музыку пришли слушать. А в программке — сплошные струнно-духовые дивертисменты XVIII века. Но это же не музыка для слушания в зале! Это музыка для садовых прогулок или для поедания мороженого на террасе. Под такую музыку позволено громко разговаривать. А когда я увидел в программке строчку «Георг Филипп Телеман, Большая обеденная музыка», я чуть не ушёл. Эту музыку если слушать сидя, то только за столом! Наворачивая мясо и запивая вином! Но я не ушёл, и правильно сделал. Потому что ещё раз убедился: ничего в этой музыке не было. Ни содержательного, ни особо виртуозного. Что совершенно понятно. Эта музыка должна быть легка для восприятия за обедом, и она должна быть несложна в исполнении — не всякий барин может содержать хороший оркестр.

То есть вместо музыки на том концерте — будем уж называть вещи своими именами — посетителей накормили весёлыми барочными траляляшками. И не предпослали вступительное слово музыковеда, что вот-де сейчас мы вам покажем барочные траляляшки, которые играли значительную роль в прогулочно-обеденной культуре первой половины XVIII века. Нет, оркестр делал вид, что играет настоящую музыку. А бедные слушатели делали вид, что её слушают.

Но это было, к сожалению, вынужденное надувательство.

Я спросил у одного крупного музыкального продюсера: «Что случилось? Куда делась высокая, сложная, современная, новая музыка? Почему кругом сплошное «под музыку Вивальди, Вивальди, Вивальди»?» Который, конечно, прелестный композитор и сильно повлиял на Баха, за что ему спасибо, но нельзя же так долго питаться залежалой пастилой! Ну или в крайнем случае заигранные вхруст мировые хиты. The best of Tchaikovsky (Mozart, Beethoven), алаверды к производителям этой классической упрощёнки на СD.

Музыкальный продюсер ответил со всей серьёзностью: «Во-первых, современная сложная музыка никуда не делась, а просто ушла на фестивали и совсем уж исключительные концерты. А во-вторых, из массовых залов она ушла потому, — сказал продюсер, — что массовые залы надо наполнять массовым зрителем!» — «А почему в Совке поганом было так хорошо в смысле послушать современную сложную музыку?» — не отставал я. «А потому что Совок поганый зверски дотировал филармонию! — разозлился продюсер. — Сколько билет стоил в шестой ряд на живого Бриттена? Рупь восемьдесят!» Я, кстати, слушал живого Бриттена за рупь двадцать. Правда, не из шестого ряда, а из задней ложи Большого зала. Но тоже хорошие места.
А теперь, значит, дотаций мало, билеты дорогие. А деньги платить могут те, для которых the Best of Mozart — высшее напряжение всех ресурсов коры, подкорки и продолговатого мозга. А если им сыграть хотя бы Хиндемита, не говоря уже о Ксенакисе, они разбегутся.

Ах, как приятно прозревать экономическую подоплёку явлений! Всё становится просто и понятно, всё можно подсчитать буквально на пальцах (в крайнем случае на калькуляторе, который запрятан в мобильник).

Хотя не всё так уж просто. Лет десять назад зал Чайковского почти всегда был пуст наполовину. А то и на три пятых. Хотя уже тогда предпочитали играть популярную, привычную классику. В чём дело? А в том, что билеты стоили слишком дёшево. Оскорбительно дёшево для тех, кто считал себя чистой публикой, так сказать. Если билет стоит сто-двести рублей, то будешь сидеть рядом с учителями и библиотекарями. А это чистой публике неприятно. Zapadleau, как говорят в парижских салонах. Но когда цены на билеты взлетели буквально в пять-десять раз, в концертных залах стало тесно и вместе с тем очень нарядно. Засверкало и запахло.

Это тоже экономический закон, кстати. Так называемое престижное потребление.

Упомянутый музыкальный продюсер сказал, что господство Вивальди — явление временное. Богатую публику надо просто приучить ходить на концерт. Знакомые имена плюс несложная мелодичная музыка. А там помаленьку будем внедрять высокие стандарты вкуса.

Увы. Упрощёнка — штука агрессивная. Она не вводит в мир высоких стандартов, а задаёт свой собственный стандарт.

Кончено, всё это мои весьма субъективные заметки читателя афиш.

Мне как читателю афиш кажется, что упрощёнка мало-помалу завоёвывает и драматический театр.

Причём в особо циничной форме — в виде изощрённейших интерпретаций классики.

На афишах две категории названий: русская высочайшая классика и зарубежная непритязательная комедия (так называемая ржачка). В основном, в целом, в общем. Я говорю о том, что бросается в глаза. Что является предметом критических обзоров и обсуждений. Ржачку, впрочем, всерьёз не обсуждают. Так, под общим грифом падения нравов и вкусов.

Вот Римас Туминас вновь поставил «Маскарад». Раньше, в 1990 году, это был очень красивый спектакль. Сейчас — ещё красивее. Прибавилось юродивых, солдат, мужиков и баб. Прибавилось зимы и безнадёги. Ещё сверх Лермонтова прибавилось ужаса. Того, что Нина погибла, а Арбенин свихнулся, было, очевидно, мало. Арбенин, отравив жену, надевает ушанку и готов уйти в народ. «По ветряному свею, по тому ль песку»?.. Ах нет, это другой поэт. И действие «Маскарада» происходит всё-таки в Питере. Но ненадолго, полагаю. Почему бы не перенести действие на Кавказ? Раз уж туда отправляется князь Звездич. Ждём-с.

Да, кстати.

Кто ставил «Коварство и любовь»? А, к примеру, «Эмилию Галотти»? А, страшно сказать, «Сида» или «Федру»? Не могли же актёры сами действовать, сообразуясь с авторскими ремарками. Наверное, режиссёры там были. Однако мы почему-то говорим о театре Шиллера и Лессинга, а также Корнеля и Расина.

Примерно такая же штука и в XIX, и в XX веках.

Чехова ставили разные режиссёры. Великие, хорошие и так себе. Но мы говорим о театре Чехова.

«Трамвай «Желание» впервые поставил Элиа Казан с Марлоном Брандо в роли Стэнли Ковальски. А когда вместо Брандо ввёлся Энтони Куинн, режиссировал Гарольд Клурман. Все четверо — великие люди. Однако мы всё равно говорим о театре Теннесси Уильямса.

Это понятно. Но это обидно для режиссёров. Кажется, что в России режиссёры взяли мощный реванш. Есть театр Любимова, театр Додина, Васильева, Захарова, театры режиссёров менее знаменитых, но столь же упрямых в отстаивании своей художественной самоценности.

Но нет театра какого-нибудь современного российского драматурга. Как, например, в не столь далёкие времена был театр Арбузова, театр Розова, театр Гельмана.

И очень плохо, что нет. Потому что драматург для театра (режиссёра, актёров) — это как композитор для дирижёра и музыкантов. Это элементарно, но об этом забывают. Потому что, каков бы ни был виртуоз, если он постоянно играет Вивальди, то его виртуозность никому не нужна. Она растрачивается впустую, она ничего не приращивает к культуре.

Очередная конкурентная (поскольку в соседних театрах идёт то же самое) интерпретация Чехова или Островского — это парадоксальная форма интеллектуальной лени. Лени, потому что неохота трудиться над пониманием и воплощением неизвестного дотоле драматургического текста. Парадокс же в том, что лентяй часто тратит уйму сил на то, чтобы сохранить свой лентяйский статус.

Пьесу, писал Анатолий Эфрос, надо разгадывать. Наполнять реплики смыслом, ремарки — мотивами поступков. Надо сидеть и вместе с актёрами как будто бы сочинять роман, инсценировкой которого является данная пьеса. Вот как надо!

Наверное, не всем это по силам. Наверное, отчасти поэтому в 1980-е годы театр затопила волна инсценировок. Ставили (по алфавиту) Абрамова, Айтматова, Бондарева, Грекову и т.д. Любая мало-мальски интересная проза тут же появлялась на сцене. Потому что роман (со всеми мотивами и смыслами) уже готов, вот он, там всё написано: почему герой поступил так, а не иначе, что он любит, что ненавидит. Не нужно сочинять ему биографию. Конечно, играть и ставить так легче.

Точно так же легче ставить сто раз поставленную, в хвост и в гриву проинтерпретированную классическую пьесу. Насыщенность культурным контекстом заменяет самостоятельную разгадку нового драматургического текста.

А может быть, всё ещё проще? Может быть, опять экономика?

Если пьеса известная — актёры уже знают роли. Понимают контур пьесы. Можно сэкономить на репетиционном периоде. Это шутка, разумеется. А вдруг нет?

А может, зрителя проще зазвать? Главное, чтоб было название известное.

Типа как бы бренд. Желательно универсальный.

Антонио Вивальди, «Дядя Ваня».

Гул затих. Даже интересно, кто выйдет на подмостки?

Но если публика платит по три-пять тысяч за билет, ей уже всё равно.

Главное, чтоб ложи блистали.

Re: Упрощёнка

СообщениеДобавлено: Пн фев 08, 2010 5:01 pm
Lussie
Интересно, а сколько сейчас стоят билеты в тот же КЗ им. Чайковского? Я была там последний раз года 2-3 назад - и билеты как раз рублей 100-200 стоили. Сейчас гораздо дороже?

Кстати, я бы сходила на какой-нибудь концерт. Никто не желает, пока холодина на улице? :)

Re: Упрощёнка

СообщениеДобавлено: Вт мар 02, 2010 6:11 pm
Akvinat
Ознакомился с критической статьёй г-на Драгунского, медленно досчитал до десяти...
Как говорила наша завкафедрой, "мне хочется ругаться матом"...

Re: Упрощёнка

СообщениеДобавлено: Вт мар 02, 2010 6:30 pm
Akvinat
Terrin писал(а): Сейчас она блестящий музыкальный критик, но я не о том.Я о том, что был на концертах с ней раз сто, наверное. Весь девятый и десятый класс.Это было в конце 1960-х. Благодаря этой девушке и тогдашней репертуарной политике Московской государственной филармонии я за два года переслушал очень много интересной, сложной, глубокой и, самое главное, современной музыки. На те времена современной, разумеется. Кстати, тогда было такое смешное мнение, что музыка бывает «классическая» и «современная». Грубо говоря, Бах — Бетховен, битлы — Пахмутова. Была ещё одна категория: музыка «серьёзная». То есть не Бетховен, но и не битлы. Ну, Хренников, например. И я тоже так думал до того, как стал ходить и слушать Мессиана и Мийо, Онеггера и Шнитке (композиторы очень разные, но, главное, современные).

Почему для критика жизненно важно, чтоб музыка была современной - это понятно, это их хлеб.
Кому интересна критическая статья о Бахе, после того как эти болваны Мендельсон и Швейцер уже всё раскопали и разобрали?
Но почему это так критично для слушателя? "Самое главное" - это как? Важнее содержания произведения, таланта автора? Главное - чтоб было что-то новенькое? Этот критик-самоучка чем-то напоминает любителей дискотек, автоматически записывающих музыку старше двух месяцев в "старьё", к которому и прикасаться не стоит. :bad:
К тому же он, похоже, считает, что интересная музыка непременно должна быть сложной.

Re: Упрощёнка

СообщениеДобавлено: Вт мар 02, 2010 7:09 pm
Akvinat
Terrin писал(а):Я спросил у одного крупного музыкального продюсера: «Что случилось? Куда делась высокая, сложная, современная, новая музыка? Почему кругом сплошное «под музыку Вивальди, Вивальди, Вивальди»?» Который, конечно, прелестный композитор и сильно повлиял на Баха, за что ему спасибо, но нельзя же так долго питаться залежалой пастилой! Ну или в крайнем случае заигранные вхруст мировые хиты. The best of Tchaikovsky (Mozart, Beethoven), алаверды к производителям этой классической упрощёнки на СD.

Как куда? В зале Рахманинова, а временами и в Малом современные гении - додекафонисты и прочие сектанты - регулярно собирались и собираются для первого (оно же последнее) исполнения своих гениальных произведений. Свежих, новаторских и современных.
Слушателей у них немного - мало, мало у нас настоящих ценителей глубокого искусства! Тупое большинство предпочитает Вивальди додекафонистам, а тексты Шекспира - произведениям clear_text. Увы...

Re: Упрощёнка

СообщениеДобавлено: Вт мар 02, 2010 7:28 pm
Akvinat
Terrin писал(а):Потому что, каков бы ни был виртуоз, если он постоянно играет Вивальди, то его виртуозность никому не нужна. Она растрачивается впустую, она ничего не приращивает к культуре.


Отзыв слушателя об исполнении одного произведения Вивальди одним виртуозом:
Op. 8 not only remains one of Vivaldi's greatest masterpiece, but is reflective of the mastro de' concerti at his most musical and creative stage. To play such a passionate, flawless piece of music as Perlman did is, to say the least, insufficient. Perlman's techique and intonation are flawless, but behind that there is nothing else. Tempos drag (especially in the presto movement of Summer), and the dynamics are forced (listen to Winter's 1st movement). Perlamn renders this great piece of music to mere finger exercises, and does diservice to such a great piece of music...

Re: Упрощёнка

СообщениеДобавлено: Вт мар 02, 2010 7:31 pm
бибигюль
Аквинат разошелса нинашутку)))

Re: Упрощёнка

СообщениеДобавлено: Вт мар 02, 2010 7:31 pm
Akvinat
Посвящается любителям сложной современной музыки


Как трудно найти сносное исполнение простой вещи. И чем вещь проще, тем труднее его найти...

Re: Упрощёнка

СообщениеДобавлено: Вт мар 02, 2010 7:50 pm
Akvinat
Павел СЕРБИН: "Борьба за оперу была борьбой за государственный подряд"

Вышли в свет две записи молодого оркестра Pratum Integrun, являющиеся революционными сразу по двум показателям. Во-первых, они записаны в новом для России формате супераудио-CD. Во-вторых, на них звучит музыка первых профессиональных русских композиторов - Дмитрия Бортнянского и Максима Березовского. С художественным руководителем оркестра Павлом СЕРБИНЫМ встретилась музыкальный обозреватель газеты "Известия" Екатерина БИРЮКОВА.

- XVIII век был не так уж давно, а для русской музыки он словно средневековье. Проблема только в советском музыкознании, считавшем, что до Глинки русской музыки не было?

- Нет, и тогда были люди, которые говорили: "Ребята, это замечательная музыка, ее надо исполнять". Но их было мало. К тому же в советские годы было очень неудобно понимать, что первые русские композиторы учились за границей. Что они сочиняли музыку для православной церкви. Ведь каждый из них за это пострадал в советское время. Например, духовную музыку Бортнянского или не исполняли вовсе, или перетекстовывали. Были поэты, которые вместо псалмов, на которые написаны его духовные концерты, вставляли стихи про природу.

С духовной музыкой ситуация, конечно, лучше - внутри церкви она все-таки сохранялась. А светская музыка просто игнорировалась. Например, итальянские оперы Бортнянского нельзя было признать русскими, потому что они на итальянском языке и потому что впервые были поставлены в Италии. А когда он в Россию приехал, то стал писать "опера-комик" на французском тексте для двора Павла Петровича. И их тоже нельзя было считать русской музыкой. Таким образом, шесть прекрасных русских опер оказались за бортом. К тому же многие первоисточники просто были недоступны - оказались за границей после 1917 года.

- Как вы их теперь разыскиваете?

- По-разному. Есть, например, такая международная система RISM, которая объединяет все библиотеки и которая собирает все нотные издания XVIII века в единый каталог. Он есть в печатном виде. А манускриптный каталог есть в виде CD-ROM и раньше был в виде онлайновой службы. Центр этой системы - во Франкфурте. Сейчас, насколько мне известно, Евросоюз урезал им финансирование и эта система прекратила свое существование. Но они успели издать огромную серию по печатным нотам, через которую нужно было, просто как через сито, просеять русских композиторов и проверить, какие издания были найдены в Европе за последние двадцать лет. Поскольку наши музыковеды этого никогда не делали, то там всплыло огромное количество новых изданий.

- А может быть, что они просто где-то лежат и их вообще никто никогда не видел?

- Я в этом уверен. Я знаю такие архивы, у которых в подвалах наверняка что-то лежит. Конечно, библиотеки должны систематизировать то, что у них есть. Например, в ЦМБ - в Мариинке, у Гергиева, - совершенно разрозненный каталог. К тому же библиотеки не могут унифицировать ту систему, по которой они дают копии. Кто как хочет, тот так и делает. В ЦМБ, например, просто тупо запрещают копировать. В Российском институте истории искусств, чтобы получить копию, нужно пройти кучу препон. В Глинкинском музее просто берут безумные деньги. А, например, в Салтыковке абсолютно все нормально. Надо сказать, что такая ситуация не только в России. И за границей есть библиотеки нормальные, в которых просто свои правила, и вы играете с ними в игру по этим правилам. А есть библиотеки, с которыми вообще контакта нет. Например, с симфонией Березовского, которая на сегодняшний день является первой сохранившейся русской симфонией, это было пять лет мороки!

- Где вы ее нашли?

- Это архив Doria Pamphili, известный прежде всего своей коллекцией картин. Но в архиве есть и рукописи Моцарта, Иоганна Христиана Баха, много всего. У архива есть владелец, с ним все и пришлось устаканивать. Это было очень долго. И денег они взяли много. Если бы они сразу мне сказали, сколько стоит, я бы еще подумал, есть у меня такие деньги или нет. А они сначала голову морочили пять лет, а потом еще денег взяли.

- Почем сейчас Березовский?

- Вообще, в Европе есть стандартная цена - от 25 до 50 евроцентов за страницу. Но есть библиотеки, которые вообще бесплатно все присылают. У меня был случай, когда я заказал увертюру к "Креонту" Бортнянского, ее дали бесплатно и еще сказали: "Спасибо большое, что вы проявляете интерес к нашему архиву". Это был государственный итальянский архив.

- Какими еще находками гордитесь?

- "Креонт" - первая опера Бортнянского. Это очень серьезная находка. Во всей музыковедческой литературе она числится как утраченная. И вдруг нашли партитуру - в Лиссабоне.

- А в России она вообще когда-нибудь исполнялись?

- Точно известно, что фрагменты опер Бортнянского исполнялись при его жизни в концертах. Когда он приехал в Россию, ему была устроена Екатериной апробация, экзамен. И он только эту музыку и мог показать.

- Он жил в Италии за государственный счет?

- Да, у него была стипендия на десять лет. Он прекрасно эти годы провел, выучил как минимум три языка, вернулся абсолютно образованным человеком, первостатейно выученным композитором. Березовский прожил в Италии четыре года, Фомин - пять.

- Какова была жизнь этих композиторов после возвращения в Россию?

- В советском музыковедении всегда утверждалось, что, дескать, эти композиторы были здесь не нужны и что их сразу же здесь затравили. На самом деле все гораздо сложнее. Когда Березовский приехал в Россию в 1774 году, он получил пост при Придворной капелле. Это был хороший пост. Он не мог быстрее получить пост капельмейстера или придворного композитора. Это было нереально. Он должен был ждать. Прошло три года, и по каким-то причинам Березовский покончил жизнь самоубийством. Говорят - спился, несчастная любовь, горячка, ипохондрия. Все могло произойти.

Бортнянскому тоже моментально дали пост при Придворной капелле. Потом он попал в качестве композитора-капельмейстера в малый двор Павла Петровича, и с тех пор его карьера развивалась относительно благополучно. Он, правда, никогда не претендовал на то, чтобы быть оперным композитором в России. И когда в 1797 году Павел назначил его директором Придворной капеллы, Бортнянский с этим абсолютно согласился - для русского композитора это был, пожалуй, самый выгодный пост.

- А какая музыка тогда была больше всего востребована - церковная, оперная?

- Церковная - точно. Тут Бортнянский попал в струю. Что касается оперы, то в России, конечно, везде были итальянцы. И они везде диктовали свою моду. Очень трудно было пробиться русскому композитору. И тут скорее не государство было повинно, а Сарти (итальянский композитор, работавший в России придворным капельмейстером. - "Известия"), который никому не давал ходу. Все знали, что он был интриган.

- То есть даже итальянское образование не помогало русскому композитору?

- Конечно, это же была борьба за государственный подряд. И итальянцы, естественно, не были заинтересованы в том, чтобы русская молодежь, возвращавшаяся из Европы, получала эти подряды.

- В последнее время даже Глинку принято стало называть итальянским композитором.

- Глинка жил немножко в другой период. Да, у него очень много итальянских черт, но еще больше - того романтического стиля, который царил в 20-30-е годы. Конечно, Глинка - ребенок этого стиля. И я даже думаю, что он не очень далеко от него ушел. Поскольку мы всегда Глинку старались поставить как наше первое знамя русской оперы, то мы очень многое ему и прощали. В нем музыковеды как раз старались выявить все русское. А у Бортнянского с Березовским, наоборот, старались не заметить. Такой двойной стандарт был.

- Итак, за последние два месяца у вас вышли два диска, что дальше?

- Есть наметки на нахождение партитуры "Демофонта" - единственной оперы Березовского. Я вам так скажу: если завтра отыскивается "Демофонт" - послезавтра мы начинаем его делать. Если не отыскивается, то в декабре в любом случае будет сделал "Креонт" Бортнянского. Для начала необходимо концертное исполнение и запись этих опер. А потом у нас есть в принципе мощности, которые позволили бы сделать даже и постановку. Я считаю, театр в Архангельском - это великолепная база.

- А петь кто будет?

- Мы себе реально представляем, что, к сожалению, большинство певцов должны быть приглашены из-за границы. Это сразу, конечно, делает проект дороже, но и вернее. Это колоратуры, которые надо петь быстро, красиво и с пониманием стиля. Не надо кричать, вибрировать. Очень хочется, чтобы наши певцы в этой области чего-то достигли. Но пока проще пригласить иностранцев.

Первая русская симфония

В канун празднования 200-летия первого русского композитора Глинки самое время вспомнить, что он был вовсе не первый. Теоретически это уже давно бесспорный факт, но практически русский музыкальный XVIII век так и остается для нас чем-то крайне невнятным, неизученным и - в силу итальянского образования его главных героев - стилистически чуждым. Между тем кого как не их брать на вооружение нарождающимся в России поклонникам аутентичного, или исторически корректного, исполнения? Музыка тут европейского качества, а конкуренции - никакой. Работы здесь, разумеется, невпроворот, исполнительскую деятельность приходится совмещать с исследовательской, и название оркестра Pratum Integrum (в переводе - "некошеный луг") говорит само за себя. Зато одна за другой сыплются сенсационные находки. Одна из самых впечатляющих - первая русская симфония, написанная Максимом Березовским и датированная 70-ми годами XVIII века.

Re: Упрощёнка

СообщениеДобавлено: Вт мар 02, 2010 8:41 pm
Terrin
бибигюль писал(а):Аквинат разошелса нинашутку)))

На то и был расчет :mi_ga_et:

Re: Упрощёнка

СообщениеДобавлено: Вт мар 02, 2010 9:15 pm
Akvinat
Поскольку Веронике и ее друзьям не удавалось достичь заметных успехов в
свете, они пытались компенсировать себя в интеллектуальной сфере. Ну что ж,
естественная тяга к развитию. И уж не я, конечно, стал бы их за это
осуждать: мое сердце убежденного социалиста заранее на стороне всего, что
содействует духовному прогрессу... Но, к несчастью для Вероники и ее друзей,
культура во всех ее проявлениях не была конечной целью их устремлений, она
не была также ни способом внутреннего самоусовершенствования, ни источником
радости, а всего лишь средством, чтобы выделиться из массы. Так они тешили
себя иллюзией, что принадлежат к элите. Приобщение к культуре было у них
лишь ипостасью снобизма. Оно было скомпрометировано уже в самом своем истоке
низостью тайных помыслов (тайных часто даже от них самих). Но, значит, то, к
чему они приобщались, было не культурой -- ведь культура всегда бескорыстна,
-- а ее гримасой, ее подделкой. По мне, уж лучше бы они трепались только на
светские темы, это казалось мне менее варварским. Их художественные и
литературные суждения были продиктованы, само собой разумеется,
исключительно желанием полностью соответствовать новейшим модным веяниям.
Никаких отклонений! Здесь царил настоящий террор. Никто из них не осмелился
бы признаться, что ему нравится Пуччини или даже Вивальди. В музыке ценились
только додекафонисты и последние квартеты Бетховена. И так, соответственно,
во всем. Я бы мог составить полный перечень авторов, которыми они обязаны
были восхищаться, а также проскрипционный список имен, которые нельзя было
даже произносить под страхом окончательно себя скомпрометировать.

http://lib.ru/INPROZ/KURTIS/molodozheny.txt_Piece40.07

Re: Упрощёнка

СообщениеДобавлено: Ср мар 03, 2010 6:44 am
бибигюль
можно еще Кундеру сюда. тоже пойдет.

Re: Упрощёнка

СообщениеДобавлено: Ср мар 03, 2010 10:29 am
Akvinat
Lussie писал(а):Интересно, а сколько сейчас стоят билеты в тот же КЗ им. Чайковского? Я была там последний раз года 2-3 назад - и билеты как раз рублей 100-200 стоили. Сейчас гораздо дороже?

Кстати, я бы сходила на какой-нибудь концерт. Никто не желает, пока холодина на улице? :)


Желаю. :-):

Re: Упрощёнка

СообщениеДобавлено: Ср мар 03, 2010 5:07 pm
Lussie
Akvinat писал(а):
Lussie писал(а):Интересно, а сколько сейчас стоят билеты в тот же КЗ им. Чайковского? Я была там последний раз года 2-3 назад - и билеты как раз рублей 100-200 стоили. Сейчас гораздо дороже?

Кстати, я бы сходила на какой-нибудь концерт. Никто не желает, пока холодина на улице? :)


Желаю. :-):

Есть какие-то предпочтения?
Я, например, не хочу туда, где поют...

Re: Упрощёнка

СообщениеДобавлено: Чт мар 04, 2010 10:09 am
Akvinat
Lussie писал(а):Есть какие-то предпочтения?Я, например, не хочу туда, где поют...

Ага, есть. Предпочтения по эпохам, композиторам и исполнителям. В основном инструментальная музыка.
Я, наверное, в течение следующего месяца выберусь на несколько концертов. Буду писать по мере появления планов, где-то была тема - "афиша"...

Re: Упрощёнка

СообщениеДобавлено: Вс дек 11, 2011 8:42 am
Akvinat

Re: Упрощёнка

СообщениеДобавлено: Вс дек 11, 2011 8:55 am
Akvinat

Re: Упрощёнка

СообщениеДобавлено: Вс дек 11, 2011 10:15 pm
Akvinat